Почему при болях и повышенной температуре НЕЛЬЗЯ принимать пищу

Заведующая пульмонологическим отделением 2-й городской клинической больницы Минска Ирина Волынец в здравоохранении сорок лет и большую половину из них помогает людям с заболеваниями легких и другими серьезными проблемами дыхательных путей. Обладательница титула победителя республиканского конкурса «Врач года», главный внештатный пульмонолог Минска. Возглавляемое ею отделение на 40 коек в течение трех месяцев принимало больных ковидными пневмониями и только с понедельника стало возвращаться к привычному режиму работы. Врач поделилась с корреспондентом «Р» опытом, как болели и выздоравливали сложные коронавирусные пациенты.

Риск от неизвестности

— Ирина Николаевна, пневмонии вы лечили и раньше. Этой патологией нередко осложняются обычный грипп, простуда в сезон респираторных инфекций, а также «свиной грипп». Чем отличается воспаление легких, вызванное COVID-19?
— Действительно, вирусные пневмонии может вызывать довольно широкий спектр микроорганизмов. Но при КТ-исследовании они выглядят одинаково. Коронавирусные пневмонии опасны тем, что с ними мы раньше не встречались. При гриппозных

осложнениях есть противовирусные препараты: назначаешь, например, осельтамивир своевременно в первые 48 часов — и больному становится лучше. Кроме того, поскольку у нас большой охват вакцинацией против гриппа, сейчас люди болеют гриппозными пневмониями меньше, легче их переносят. Но за три месяца борьбы с ковидными пневмониями мы наработали опыт их диагностики и лечения и, если будет вторая волна заболеваемости, встретим ее уже во всеоружии.

Почему мы болеем без температуры?

Недавно на приеме у врача нашему редактору Марии Милерюс задали странный вопрос: «Болеете с температурой или без?» «А что, так можно было?» — подумала она и решила выяснить, как это — болеть без температуры.
Перспектива переносить сезоны гриппа и ОРВИ с холодной головой и на твердых ногах, конечно, завораживает.

Однако медицина другого мнения: в норме инфекция сопровождается повышением температуры — таким образом организм пытается бороться с положением дел.

Как быть, если по всем признакам вам лучше отлежаться, а градусник показывает 36,6, расспросили кардиолога и терапевта клиники «Семейная» Ивана Ромасова.

Иван Ромасов,

терапевт клиники «Семейная»

Для начала нужно понять, что такое температура тела. Фактически это комплексный показатель (или, точнее сказать, биомаркер) всех тепловых процессов организма.

Постоянство температуры сохраняется при условии равенства теплообразования и теплопотери организма. Контроль над терморегуляцией осуществляет наша нервная система посредством терморецепторов и гипоталамуса, активизируемых ими надпочечников и щитовидной железы.

Повышение температуры выше 37,0 на научном языке называется гипертермией. Отсутствие гипертермии при инфекции может зависеть от нескольких факторов.

  • Состояние иммунной системы

В норме выработка антител (воспалительная реакция) сопровождается повышением температуры тела. В случае выраженного иммунодефицитного состояния этого может не происходить.

В природе насчитывается сотни тысяч вирусных и бактериальных возбудителей с различной степенью активности. Зачастую наша иммунная система реагирует на них по-разному: одних возбудителей считает более опасными и реагирует остро (со значительной гипертермией), а других нет, реагируя слабее.

  • Прием лекарственных препаратов

Постоянный прием нестероидных противовоспалительных препаратов блокирует выработку простагландинов и циклооксигеназы — веществ, участвующих в воспалительной реакции и возникающей при этом гипертермии. Также прохождение химиотерапии при онкологических заболеваниях зачастую ослабляет иммунную систему, что способствует проникновению инфекции и смазанному ее протеканию.

Хотя официальную статистику никто не ведет, людей с отсутствием гипертермии в нашей стране много. Нарушение внутренних биохимических процессов наблюдается у страдающих иммунодефицитными, тяжелыми хроническими (онкологическими и т. д.) заболеваниями. Это может приводить к нарушению иммунного ответа или метаболических процессов, обеспечивающих воспалительную реакцию в организме.

Часто температура тела не повышается у пожилых людей в связи с преобладанием процессов катаболизма (распада веществ) над анаболизмом (синтезом веществ) и уменьшенной продукцией воспалительных веществ вследствие этого.

Встречаются также люди с врожденным повреждением гипофиза (как порок развития или воздействие внутриутробной инфекции), что может приводить к отсутствию гипертермии.

У людей, входящих в группу риска, мы можем заподозрить инфекционные заболевания по другим симптомам: кашлю, общей слабости, ознобу, повышенной потливости и утомляемости, насморку, конъюнктивиту, сыпи. Дальше диагноз устанавливается путем лабораторных и инструментальных методов исследования.

Совет: если вы не входите в вышеперечисленные группы риска, то беспокоиться вам не о чем. Но если у вас появились другие симптомы инфекционного заболевания (описанные ранее), вам лучше обратиться к врачу, поскольку повышение температуры тела не всегда развивается с самого начала заболевания.

Александр Самсонов,

PR-директорAlltime.ru:

«Болею без температуры каждый сезон простуд и гриппа с тех пор, как начал делать прививку от гриппа, пневмонии и ОРВИ. У нее так и отмечено в эффекте, что если не предотвратить болезнь, то будет переноситься легче и без осложнений. В моем случае — без температуры.

Определяю, что заболел, по насморку, слабости, усталости, кашлю. Голова побаливает сильнее обычного, режет глаза. Ну короче все как при ОРВИ, но без температуры и в таком лайтовом, смазанном формате. Переношу на ногах.

При этом близкие дома и коллеги на работе в этот же период болеют по полной».

Амира Хамурзаева,

руководитель проекта в PR-агентстве Asmus, автор инстаграм-блога @beautyunearthl:

«Обычно все признаки болезни есть: озноб, насморк, кашель, даже горло бывает, по ощущениям кажется, что температура под 40, — а на градуснике максимум 36,8. Так не всегда было, в детстве болела, как все. И температура бывала. А последние лет восемь без температуры все проходит, но к врачам не обращалась из-за этого. Переносится болезнь легче, но дольше длится».

Кристина Бойко,

студентка:

«Последний раз болела с температурой лет пять назад. Терапевты, у которых наблюдалась, ничего необычного не выявили, списали на психосоматику. Я и сама заметила, что заболеваю исключительно в период внутренних кризисов. Все недомогания научилась воспринимать не как вирус, а как сигнал тела, что мне нужно замедлиться и отдохнуть».

Вероника Батманова,

Internal Communications Manager в Admitad:

«Несколько месяцев назад я почувствовала, что заболеваю. Коллега предложила пропить шесть-восемь капсул коры муравьиного дерева (в день), поделилась таблеточками и сказала, что ей очень помогает против вирусов и она не болеет. В тот раз я действительно не заболела.

После этого я тоже решила заказать кору муравьиного дерева на Iherb. Если почитать отзывы, она помогает вообще от всего. Последний раз я приболела на прошлой неделе, но перенесла все достаточно легко и без температуры, была дома три дня.

Не знаю, самовнушение это или нет, но болеть я стала действительно меньше».

Юлия Хисамутдинова,

пиар-специалист

«У меня в 14 лет была операция на легком — вырезали опухоль. После этого нужно было наблюдаться у врача, регулярно делать рентгены. Операция была в декабре, в августе я пошла к местному педиатру за направлением в областную больницу, где наблюдалась, и заодно пожаловалась на кашель откуда-то из глубины души (перед этим я переболела простудой).

Педиатр сказала, что у меня остаточные явления после простуды, выписала капли от насморка. Я сделала все анализы и рентген по месту жительства и, когда показала их в областной больнице, мне сказали, что у меня пневмония. Без температуры.

Вот так и не знаю — то ли меня опухоль спасла (без неё бы рентген не назначили и в областную не направили), то ли, наоборот, я заболела, потому что организм был ослаблен после операции».

Вам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересноВам будет интересно

Источник: https://flacon-magazine.com/rubric/people/pocemu-my-boleem-bez-temperatury

«Не пропустить тяжелых пациентов»

— Вспомните, как вы работали при подъеме заболеваемости коронавирусной инфекцией.
— Раньше нам, специалистам-пульмонологам, не приходилось использовать даже защитные щитки. Во время эпидемии «свиного гриппа» обходились масками. А тут в восемь утра все надевали противочумные костюмы и в них были весь день, с трудом различая друг друга. Жарко, пот градом. Через пятнадцать минут разговора с пациентом уже не хватает воздуха. Зато так понимаешь своих больных, которым тяжело дышать!

Бывало, в приемном покое больного осмотришь — состояние неплохое, дыхательной недостаточности нет, а поступает в отделение — и резко становится плохо, задыхается. Нас выручал пульсоксиметр — прибор, который определяет сатурацию, то есть насыщение крови кислородом. Измеряли ее всем пациентам утром и вечером, чтобы не пропустить дыхательную недостаточность. А тем больным, которые вызывали опасения, — по четыре раза в день. Если сатурация падала в течение суток ниже 95 процентов, реаниматологи забирали к себе для проведения интенсивной терапии.

Хотя первое время больные поступали массово, столичный коечный фонд справился с их потоком.

Никто не лежал в коридорах, как мы видели это по телевизору в других странах. За сутки в наше приемное отделение однажды поступило около двухсот минчан, но их всех продиагностировали и распределили по отделениям.

Неизвестность страшила многих пациентов. Попадались впечатлительные люди, у которых ни пневмонии, ни COVID-19 не было, но развивался психоз: они кричали, что умирают, и требовали госпитализации во что бы то ни стало. Но когда пациенты видели, что многие выздоравливают и выписываются, психологическая атмосфера менялась.

— По сводкам Минздрава, наша статистика смертности по COVID-19 — это только пациенты «со множеством сопутствующих заболеваний» и пожилые.

— Это действительно так: люди с сахарным диабетом, пережившие инфаркты, инсульты, с артериальной гипертензией, онкобольные после химиотерапии. Иммунитет у них ослаблен и не справился с атакой нового вируса. Жизнеугрожающим для таких категорий пациентов является и вирус обычного гриппа. Также при ковидной пневмонии и сердечно-сосудистых проблемах развиваются тромбоз или тромбоэмболия — происходит закупорка сосудов. Чтобы это предупредить, мы применяли низкомолекулярные гепарины, разжижающие кровь.

Если человек в целом здоров, его организм успешно справлялся с коронавирусной инфекцией. Мы даже замечали, что, если в семье кто-то заболел

Инкубационный период

Его продолжительность зависит от состояния иммунной системы каждого человека. Первые симптомы могут дать о себе знать через 1-14 дней после проникновения вируса в организм. Но как показывает медицинская статистика, наиболее распространенные симптомы, которыми являются высокая температура, першение в горле, кашель и общее недомогание, появляются на 4-6-й день, а примерно через 7-10 дней они полностью исчезают. При этом больной чувствует себя нормально, но это не значит, что он здоров. Инфекция продолжает активно развиваться, и через определенный период времени клиническая картина больного может резко ухудшиться.

5 фильмов для фанатов Гриффиндора и 5 картин, которые им лучше не смотреть

Когда-то здесь была школа: просторный лофт площадью 74 кв. м (фото)

Коронавирус предупреждает: пора исправить отношения с природой

По врачебным назначениям

— Попадали ли к вам пациенты с трансплантированными органами?
— Да. Мужчина, которому даже дважды пересадили почку. За него я очень сильно волновалась. Он, когда выписывался, признался: думал, что не выйдет из больницы. У него была температура 40 градусов, которая не спадала более половины месяца. А потом наступил перелом, температура упала, и пациент пошел на поправку.

— Что, по вашему опыту, помогло ему и другим тяжелым выкарабкаться?

— Четкое следование врачебным назначениям. Для ковидных больных с поражением легких очень важна прон-позиция: 15 часов в сутки нужно лежать на

Почему при простуде хуже думается

Угнетённое психоэмоциональное состояние во время болезни может возникать из-за химических сигналов, которые иммунитет посылает в мозг.

Самое неприятное в любой простуде – это, наверно, не кашель и не насморк, а то, что называется «туманом в голове»: постоянное чувство апатии, утомлённости, неспособность ни на чём сосредоточиться и т. д. Рассуждения в том духе, что болезнь отнимает силы, ничего не объясняют, потому что непонятно, как она отнимает силы для умственной работы, как она лишает эмоций, как ей удаётся вводить нас в угнетённое состояние психики?

Кровеносный сосуд мозга; клетки его стенок (зелёные) отличаются сверхплотными межклеточными контактами. (Фото C.J.Guerin, PhD, MRC Toxycology Unit.)

Сосуды головного мозга рыбы. (Фото The Why Files / https://flickr.com/photos/[email protected]/16755909571.)

Очевидно, болезнь как-то влияет на наш мозг. Но если мы говорим о той же простуде, то риновирусы, которые её вызывают, размножаются в слизистой оболочке носоглотки, мозг им совсем не нужен. Может быть, всё дело в иммунном ответе на болезнь? Хотя между мозгом и кровеносной системой есть так называемый гематоэнцефалический барьер, который не пропускает в мозг ни патогены, ни иммунные клетки и молекулы, исключения порой всё же случаются: сейчас известно несколько примеров того, что сигналы иммунной системы всё-таки могут проходить через барьер.

Томас Бланк (Thomas Blank

) и его коллеги из Фрайбургского университета, Рурского университета и Университета Гейдельберга поставили несколько экспериментов с мышами, заражённых кратковременной вирусной инфекцией. Поскольку исследователей интересовало поведение и вообще психологическое состояние животных, их подвергали следующему тесту: больных мышей сажали в корыто с водой, из которого очень трудно было выбраться без посторонней помощи, и наблюдали, что они будут делать.

Здоровые животные неустанно пытались выбраться на сушу, несмотря на бесплодность попыток, а вот больные быстро отказывались от борьбы и просто старались не утонуть, плавая в «бассейне». То есть больные животные становились более апатичными, более равнодушными, более депрессивными.

Как пишут авторы работы в своей статье в журнале Immunity

, в ответ на инфекцию мышиный иммунитет повышал уровень бета-интерферона. Вообще, интерфероны – одно из главных противовирусных средств: во-первых, они заставляют иммунные молекулы атаковать вирусные белки, во-вторых, интерфероны действуют на заражённые или находящиеся под угрозой заражения клетки, подавляя в них синтез белка, запуская программу самоуничтожения и т. д.

Оказалось, что бета-интерферон, о котором сейчас идёт речь, способен связываться с рецепторами клеток, составляющих гематоэнцефалический барьер в кровеносных сосудах мозга. Когда этот рецептор у мышей отключали, то животные становились более устойчивыми к угнетающему действию болезни.

Будучи инфицированными (в качестве инфекции использовали молекулы РНК, которые действуют на иммунитет так же, как вирус), мыши демонстрировали большее упорство в стремлении выбраться на сушу из воды; и в то же время у них было лучше с памятью – когда в водном лабиринте делали платформу, на которую можно было выбраться, мыши без рецептора лучше запоминали, где она находится.

На молекулярно-клеточном уровне в мозге животных происходило следующее: из-за вируса иммунитет, как было сказано, повышал уровень бета-интерферона, который действовал на рецепторы сосудов и тем самым стимулировал синтез небольшого иммунного белка CXCL10.

Этот белок из группы цитокинов ослаблял способность нейронов гиппокампа к запоминанию (как мы знаем, гиппокамп – один из основных центров памяти). С одной стороны, мы видим, как иммунный сигнал проходит через пресловутый гематоэнцефалический барьер – с помощью интерфероновых рецепторов на барьерных клетках и белка CXCL10, который работает уже по ту сторону барьера. С другой – иммунитет действительно влияет на активность нейронов; хотя авторы работы говорят только о клетках гиппокампа и способности к обучению, вполне возможно, что такой же или похожий иммунный сигнал может дотягиваться и до нейронных цепочек, управляющих эмоциями.

Правда, некоторые исследователи высказываются о полученных результатах с определённой долей скепсиса. Например, Роберт Данцер (Robert Dantzer

) из Онкологического центра им. М. Д. Андерсона при Техасском университете говорит, что иммунные сигнальные беки цитокины, к которым относится CXCL10, действуют локально, в очаге инфекции, и потому есть определённые сомнения в том, что тот же CXCL10 может отправиться куда-то далеко в недра мозга. Хотя вполне может быть, что тут задействованы ещё какие-то сигнальные молекулы, реагирующие на CXCL10 и распространяющие его влияние на «отдалённые территории».

Тут ещё надо иметь в виду, что есть и другие виды иммунного ответа, когда противовирусные свойства интерферона не нужны; и, например, при воспалении, вызванном бактериями, могут срабатывать какие-то другие механизмы, которые также приводят к общей вялости.

С эволюционной точки зрения здесь всё правильно: психологическая заторможенность не позволяют больному расходовать энергию, которая может понадобиться для борьбы с инфекцией. Но вообще было бы неплохо, если бы мы могли прерывать иммунные сигналы, заставляющие погружаться нас в такую «инфекционную депрессию» – сейчас нам жить проще, чем сотни тысяч лет назад, и, возможно, иммунитету уже не стоит так беспокоиться о том, чтобы сберечь энергию для борьбы с вирусом.

Наконец, точно такие же признаки угнетённого психоэмоционального состояния возникают у онкобольных и пациентов с аутоиммунными расстройствами, которых лечат иммунотерапией – и для них какое-нибудь средство, позволяющее избавиться от иммунного «тумана в голове», тоже было бы очень кстати.

По материалам Science.

Дети легче переносят коронавирус? И что за синдром Кавасаки? Отвечает ученый 11 августа 2020, 13:33

Казахстанцев напугало сообщение о новом опасном синдроме, встречающемся у детей с коронавирусом. Профессор Назарбаев Университета, ведущая подкаста «Белка и Стрелка» и ученый-волонтер MedSupportKz Дана Акилбекова рассказала о том, как дети переносят коронавирус и какие осложнения могут появиться за время болезни.

Продолжение

1. Когда ожидается пик Кавасаки-подобного синдрома, рассказала врач

Дети составляют лишь небольшую часть подтвержденных случаев COVID-19, при этом менее 2 процентов зарегистрированных случаев инфицирования в Китае, Италии и США приходится на людей моложе 18 лет. Также дети моложе 18 лет составляют менее 2 процентов случаев госпитализации с COVID-19 в Великобритании.

В Наццентре общественного здравоохранения сообщили, что с начала пандемии коронавирусом заразились 5,1 тысячи детей до 14 лет. Позже официальный представитель Минздрава Багдат Коджахметов заявил, что с 13 марта в Казахстане зарегистрировано 2257 случаев, когда коронавирусной инфекцией заразились дети, из них в больнице сейчас 114 детей.

Первое исследование, показавшее этот необычный тренд, было сделано в Китае. Оно включало около 2100 детей в возрасте от двух до 13 лет, инфицированных COVID-19. Было показано, что более 90 процентов детей не испытывали никаких симптомов либо симптомы легкой или умеренной формы.

В США среди детей в возрасте до 18 лет только 73 процента имели симптомы лихорадки, кашля или одышки по сравнению с 93 процентами людей в возрастной категории от 18 до 64 лет и менее 6 процентов детей нуждались в стационарном лечении по сравнению с 10 процентами взрослых. В Нью-Йорке лишь трое детей умерли от инфекции COVID-19 среди более 5443 смертей.

Почему дети иначе реагируют на коронавирус?

Для многих инфекционных заболеваний существует U-образная кривая риска, причем самые молодые и самые старые в обществе наиболее уязвимы. COVID-19 не следует этому пути — даже у инфицированных малышей и новорожденных обычно наблюдаются только легкие симптомы. Врачи еще очень плохо понимают вирус, чтобы делать какие-либо выводы о том, как маленьким детям удается избежать серьезных последствий этого заболевания.

Но у исследователей есть свои теории. Одна из них заключается в том, что легкие детей могут содержать меньше рецепторов АПФ2. Это фермент, который участвует в транспорте аминокислот, но в то же время является точкой входа в клетку некоторых коронавирусов, в том числе SARS-CoV и SARS-CoV-2. Предполагается, что инфекция SARS-CoV-2 может подавлять АПФ2, что приводит к отеку легких и миокардиту.

Другая теория полагает, что по неизвестной причине дети младшего возраста не имеют агрессивного иммунного ответа, известного как «цитокиновый шторм», это чрезмерная реакция иммунной системы на вирус, которая приводит к развитию сильных воспалительных процессов с поражением как легких, так и печени с почками. Он является тяжелейшим осложнением COVID-19.

Именно эта интенсивная иммунная реакция может действовать как дружеский огонь в легких, еще более затрудняя дыхание в и так непростой для организма ситуации. Почему у детей нет гиперреактивных иммунных реакций, пока неясно, но это может быть потому, что их системы не подготовлены для запуска такого мощного иммунного ответа. Иммунная система у детей развивается со временем, и в первые годы жизни дети не имеют такого же устойчивого иммунного ответа, как дети старшего возраста.

В контексте респираторных заболеваний это хорошая новость, ибо вирусы, такие как грипп, часто поражают самых молодых и очень старых более агрессивно, учитывая их более уязвимую иммунную систему. Видимо, не в случае короновируса. Но иногда организм ребенка реагирует на этот вирус иначе, вызывая состояние, похожее на болезнь Кавасаки.

Педиатрический мультисистемный синдром воспаления (ПМВС), связанный с коронавирусом

В апреле исследователи в Великобритании и нескольких европейских странах с большим количеством случаев COVID-19 обнаружили новый воспалительный синдром у детей, который был похож на болезнь Кавасаки, редкий синдром, который, как известно, поражает маленьких детей. Состояние, которое исследователи назвали педиатрическим мультисистемным синдромом воспаления (ПМВС), временно связанным с SARS-CoV-2.

В Англии было зарегистрировано менее 200 случаев (из 313 тысяч зараженных) с различными симптомами и степенью тяжести ПМВС, и большинство детей уже выздоровели. В итальянском регионе Бергамо было обнаружено увеличение случаев заболеваемости Кавасаки в 30 раз. Новое состояние встречается очень редко, но дети могут его переносить крайне тяжело, без лечения существует риск серьезных осложнений, но раннее выявление и лечение дают положительный результат и полное выздоровление.

8 августа в Актобе сообщили о мультисистемном воспалительном синдроме у двух детей 5 и 15 лет. Они поступили в тяжелом состоянии, но уже переведены в общую палату, угрозы для жизни нет. 10 августа в Минздраве сообщили о трех случаях регистрации синдрома Кавасаки — в Нур-Султане, Алматы и Петропавловске.

ПМВС чаще поражает детей старшего возраста, чем болезнь Кавасаки, в среднем девять лет против четырех, и чаще проявляется болями в животе и диареей наряду с общими признаками, такими как постоянная лихорадка. Анализы крови также демонстрируют разные результаты: пациенты с ПМВС показывают больше маркеров воспаления и сердечных ферментов, что указывает на то, что сердце находится в состоянии перегрузки.

Болезнь Кавасаки повреждает коронарную артерию таким образом, что по мере роста ребенка артерия не растет соответственно. Это приводит к уменьшению количества крови, которая может достичь сердца. Иммунная терапия помогает облегчить эти проблемы, поэтому ее также применяют на пациентах с ПМВС, хотя, по мнению специалистов, лечение следует тщательно контролировать: различия этих двух заболеваний еще не изучены. Болезнь Кавасаки поддается лечению и приводит к значительному повреждению сердца примерно в 25 процентах случаев, без вмешательства, многие пациенты с ПМВС страдают от такого же серьезного повреждения сердца, что могут впасть в шок.

Болезнь Кавасаки – это загадка. Она имеет четко определенный набор симптомов, включая постоянную высокую температуру, налитые кровью глаза, покраснение вокруг рта, сыпь на теле, покраснение и опухание ног и рук. В США ежегодно диагностируется всего несколько тысяч случаев Кавасаки (на 328-миллионное население страны). Частично из-за его редкости доктора все еще не знают точно, что вызывает болезнь, но доминирующая теория состоит в том, что патоген, наиболее вероятно вирус, толкает иммунную систему ребенка в перегрузку, вызывая воспаление во всем теле. Это воспаление может быть успешно устранено с помощью внутривенного введения иммуноглобулина на основе антител, но, если его не лечить, оно может привести к необратимому повреждению сердца.

Связь болезни Кавасаки с COVID-19

До пандемии COVID-19 было несколько исследовательских работ, предполагающих, что другие виды коронавирусов могут вызывать болезнь Кавасаки.

В июне итальянские ученые зафиксировали 30-кратное увеличение заболеваемости синдромом Кавасаки. Они связывают эпидемию SARS-CoV-2 с высокой заболеваемостью тяжелой формой болезни Кавасаки и считают, что аналогичная вспышка болезни Кавасаки ожидается в странах, вовлеченных в пандемию коронавируса.

Возможно, что SARS-CoV-2 влияет на детей, склонных к Кавасаки, по-разному, в зависимости от генетики. Некоторые могут избавиться от инфекции SARS-CoV-2 без какого-либо воспалительного ответа. Но также есть и случаи развития болезни, подобной Кавасаки. У других же может возникнуть воспалительная реакция, немного отличающаяся от болезни Кавасаки. На данный момент ученые проводят исследования по секвенированию всего генома у детей с различными типами ПМВС, а также у детей, у которых была диагностирована болезнь Кавасаки до пандемии COVID-19, чтобы найти различия и сходство.

Что нужно знать родителям

Родители могут быть напуганы тем, что имеется так мало информации о болезни Кавасаки и ПМВС. Но большинство экспертов склоняются к тому, что для паники нет оснований. Дети по-прежнему гораздо реже, чем взрослые, заболевают серьезной инфекцией COVID-19. По данным центров США по контролю и профилактике заболеваний, только около 2 процентов подтвержденных случаев COVID-19 в США были среди детей младше 18 лет. Даже среди детей с COVID-19 ПМВС является очень редким осложнением.

Тем не менее родители не должны откладывать обращение к врачу, если они видят какие-либо симптомы болезни Кавасаки у своих детей. При быстром лечении большинство детей должно поправиться без осложнений.

Педиатры многих стран согласны в том, что все еще имеет смысл предполагать, что дети могут быть столь же уязвимы к инфекции, как и взрослые, и что они могут распространять вирус так же эффективно, как и взрослые, даже если у них нет симптомов.

Этот материал специально для подготовили волонтеры из Medsupportkz. Это проект 95 молодых казахстанских ученых на разных ступенях карьеры, которые работают как в казахстанских университетах, так и за рубежом. Специалисты помогают переводить важные исследования для казахстанских врачей, готовят памятки для казахстанцев и разоблачают популярные мифы о лекарствах. Вот их страницы в Instagram и Telegram.

У вас есть TikTok? У нас есть! Подпишитесь прямо сейчас, интересные видео по ссылке.

Рейтинг
( 1 оценка, среднее 4 из 5 )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями: